Читательский дневник

Александр Громов.Феодал

Фантастику, надо сказать, я покупаю довольно распространенным образом — только знакомые имена. Или — ежели посоветует кто.
И одним из авторов, которых я стабильно покупаю, является Александр Громов. Полагаю, его «Год лемминга», «Шаг влево, шаг вправо«, »Крылья черепахи« и »Антарктида онлайн« в представлении не нуждаются.
Разумеется, увидев в «Ньюсуике» анонс свежей книги — повёлся. Отдал кровные 130 рэ.
Новое произведение именуется «Феодал». Суть проста — некий юноша неведомою силой перенесён в пустынный параллельный мир/вселенную, именуемый Плоскостью, где не действуют многие физические законы, где жизнь гроша ломаного не стоит, и т.д., и т.п.  — «Планета Шелезяка: воды нет, растительности нет, полезных ископаемых нет…« Зато есть множество ловушек, столкновение с которыми не сулит ничего хорошего.
В этом мире он не единственный — люди туда попадают довольно часто, но, как правило, гибнут, не найдя места, хоть сколько-нибудь пригодного для существования. Благодаря врождённому таланту следопыта, разряду по спортивной стрельбе и Аццкому Оружию – пистолету Марголина — главный герой становится «феодалом» — он встречает прибывающих и сопровождает их в оазисы. Там переселенцев ожидает хоть и скучное, но сносное существование: выращивание культурных растений и сугубое веганство — вынужденное, ибо с животным миром на плоскости туго, точнее — почти никак. За такую услугу Фома — так зовут феодала «в этой жизни» — дерёт с новоиспечённых пейзан «десятину» натурпродуктом, поставляя им при этом разные полезные в быту мелочи. Мелочи эти он добывает псевдооригинальным образом — в каждом феоде существует место, где возможна материализация снов. Управляя своими сновидениями, Аффтар способен родить практически любой Криатиффчик — от коробка спичек до ракеты класса «земля-земля» с тактической ядерной боеголовкой. Чем меньше желаемый предмет — тем он долговечнее. Иголка переживёт своего владельца, а паровоз просуществует от силы пару часов, после чего рассыплется прахом. Такой вот взаимовыгодный обмен. Никаких роскошеств.
Сам же феодал живёт скудно, социальный статус его — слабое утешение, прав у него немного и те с лихвой перекрываются обязанностями по снабжению, обеспечению жизнедеятельности и психического здоровья подопечных переселенцев.
Плоскость, по которой передвигается Фома, философствования не любит: задумался о чём-то, кроме выживания — считай, погиб – постоянно талдычит нам автор. Однако ж Фома только и занят тем, что срывается на философствования и рефлексии. Каким каком он умудряется выжить на протяжении четырёхсот с лихуем страниц – известно одному Экспериментатору, то бишь — местному Богу; к тому, что таковой существует, Фома приходит логическим путём, утомившись существованием крысы в лабиринте. Кроме того, Фома доходит и до мысли, что сам он — всего лишь копия самого себя, оставшегося на земле.
Далее следуют вялые попытки богоборчества, сралово с соседними феодалами и местным царьком, перманентное самокопание, «лё запой», путешествие через Плоскость и неизбежный хэппи-энд – возвращение на Землю — в подзагулявшее оригинальное тело, активное разводящее лохов на бабки оздоровительно-астрономическим шарлатанством.
Знакомо, а?
Я, конечно, понимаю, что набор сюжетов ограничен и придумать что-либо новое — задача непосильная. Но, согласитесь, мастер способен даже избитую тему преподнести читателю под таким соусом… мммм… А здесь… Под видом «солянки сборной мясной» нам всучивают «французский суп бурдэ» — прежде всего из из АБСов, Перумова, Лазарчука, Лукьяненко и десятков других писателей-фантастов, как отечественных, так и забугорных.
Помимо «зоны» и «града» АБСов, более всего мне вспоминается читанная с десяток лет назад в одном из отечественных НФ-журналов небольшая повестушка с тем же самым набором реалий. Пассажиры авиалайнера, очнувшись от внезапного беспамятства, обнаруживают себя на неизвестной территории, обживаются, пускаются в путешествие — в т.ч.  и по реке — и обнаруживают, в результате, гипотетический край своей зоны; местные экспериментаторы, правда, идут на контакт и сообщают путешественникам о том, что они являются копиями, оригиналы же остались на земле, цели акции, впрочем, ясны – передать знания вымирающей цивилизации…
Особливо запомнилась одна из героинь — бой-баба, советская журналистка то ли «Правды», то ли «Известий».
Названия этой вещицы не вспомню — но читалась она легко. Яркий пример мастерского подхода к избитой теме.
А у Громова…
Скучно, уныло, тоскливо…
Главный герой — инфантилен, плосок, убог. Среди второстепенных персонажей хоть и появляются любопытные образчики, но автор, переувлекшись изобретением своих аналогов «ведьмина студня« и прочей экзотики, подзапустил их — они, бедные, и вымерли.
Сюжет пестрит дырами, торчат какие-то неопрятные нитки…
Ах да, по  моей теме.
1. СКС не стреляет очередями. Он бы и рад, болезный, да у него магазин всего на 10 патронов — на кой ляд ему такие изыски?
2. «Абакан» — не конкретный образец стрелкового оружия, а лишь название конкурса на замещение автомата Калашникова. Выражение «чертёж Абакана» — кхм. Без комментариев.
3. КС-23М не предназначен для стрельбы картечью — он, вообще, нарезной. И вообще-как-то не уверен я, что эта модификация — с отъёмным металлическим прикладом и укороченным стволом – существовала в 1993 году. А если и существовала — откуда о ней знать студенту, пусть и с разрядом по спортивной стрельбе? В любом случае, мысль вручить эту перду своей подруге — инфантильной ПТУшнице — может прийти в голову только идиоту. Даже просто передёрнуть затвор на КС-23 — задача не из лёгких, а уж отдача у этого агрегата… Не женская.
«23» в его названии — это, ежели кто не знает, калибр в мм.

В общем…
Обидно. Обидно разочаровываться в авторе, которого совершенно искренне считал крепким профи.
Вывод.
Денег не тратить, не читать, Аффтара проводить до двери, вручить медальку «За былые заслуги», пальто подать.
Чаю — не предлагать.

Краткая аннотация: Скучно, уныло, тоскливо.
Язык изложения: 3.
Стоит ли читать: нет.

© Grossfater Muller, 2005