Читательский дневник

Милан Кундера. Книга смеха и забвения

Кундера М. Книга смеха и забвения. Роман /Пер. с чеш. Н. Шульгиной. -СПб.: Азбука-классика, 2003-288с

“Вся эта книга – роман в форме вариаций. Отдельные части следуют одна за другой, как отдельные отрезки пути, ведущего внутрь темы, внутрь мысли, внутрь одной-единой ситуации, понимание которой теряется в необозримой дали. Это роман о Тамине, и в минуту, когда Тамина уходит со сцены, это роман для Тамины. Она – главное действующее лицо и главный слушатель, а все остальные истории и отражаются в её жизни, как в зеркале. Это роман о смехе и забвении, о забвении и о Праге, о Праге и об ангелах”, – так характеризует своё произведение сам Милан Кундера. Роман состоит из семи новелл, внешне вроде не связанных между собой. Прочитав первую новеллу “Утраченные письма”, я с тоскою подумал, что опять нарвался на очередной “шедевр” очередного антисоветчика. Русские танки, Чехословакия, 1968 год. К счастью, я решил читать дальше, и не пожалел. В книге действительно потом ещё несколько раз обращаются к 1968 году и чешскому мятежу (позвольте, я эти события буду называть так, как привык с детства), однако это вполне объяснимо: если верить биографии автора, приведённой на обороте книги, то это первый роман после эмиграции во Францию и написан он с 11 летним разрывом с предыдущим “Смешные любови” (1968 г.).  Однако русские танки в данном романе – это не способ пожаловаться на Россию, а, скорее, символ забвения. История государства переписывается на глазах: с фотографий исчезают вожди, памятники Сталину меняются на памятники Ленину. Что же касается Тамины, героини новеллы “Утраченные письма”, то она, пытаясь удержать в памяти умершего в эмиграции мужа, мысленно по дням восстанавливает историю их совместной жизни, но подробности ускользают от неё. Поэтому она мечтает, чтобы с родины привезли её дневники, которые она вела в своё время.

Говоря об этом романе, нельзя не упомянуть о термине “литость”, который, по уверению автора, с чешского не переводится. “Его первый слог, произнесенный под ударением и протяжно, звучит как стон брошенной собаки” [c. 154].  Вот как определяет его сам Кундера:

Кстати, посидел, помучался, и так цензурного эквивалента этому слову в русском языке не нашёл. Разве что “ошеломление”.

Что понравилось в самом романе, так это то, что в нём достаточно много мест, которые хочется цитировать. Хороший, живой язык. Приведу лишь короткий пример:

В общем, книга однозначно стоит того, чтобы её прочитать, хотя она и совсем невесёлая, как это можно было ошибочно подумать, глядя на название.

Краткая аннотация: Роман из 7 новелл
Язык изложения: 5
Стоит ли читать: Да