Читательский дневник

Дмитрий Липскеров. Русское стаккато-британской матери: Роман. -М.: Изд-во Эксмо, 2002 – 384 с.

Что меня искренне умиляет в нынешних русских писателях, так это то, что элементарное невежество не является препятствием для написания романов. Вот, казалось бы, в романе присутствует сюжетная линия схимника некого монастыря на Ладоге. Правда, мучает вопрос: что же помешало автору романа открыть простую и доступную книгу “Закон Божий” и почерпнуть оттуда хотя бы базовые знания о предмете? Не знаю. Но это сделано не было, в результате, в первом же абзаце, мы читаем следующее:

“Когда он понял, что в мерное течение молитвы стали вмешиваться посторонния мыслетворения с ошметками мирского, когда по утрам, днями, даже по ночам произнося “Господи, иже еси на небеси…”.

На сём позволю себе остановиться. Ну, что можно сказать по поводу процитированного выше? Мило. Я бы даже сказал – неординарно. Понятно, что  Молитва Господня – это достаточно малоизвестная среди современной интеллигенции вещь, однако, смею робко заметить, что начинается она несколько иначе, а именно: “Отче наш, Иже еси на небесех!” или по-современному “Отец наш Небесный!”. Дальше – больше. Перечислять все ляпы, которые допустил автор этого шедевра изящной словесности, просто нет никакого желания и возможностей. Да и слабое представление о православии не мешает Автору демонстрировать своё свободомыслие бородатыми анекдотами о продажных попах. В общем – ничего нового. То, что наши новомодные писатели знают о Православии через призму католичества, и то путем просмотра художественных фильмов – это ни для кого не секрет. Обращение “святой отец” по отношению к православному священнику – это уже практически литературный штамп (см. например Б. Акунин и др.). Кстати, надо отдать должное господину Липскерову, этим он не грешит, но вот понятие о том, что есть великая схима – у него напрочь отсутствует. Хотя желание сделать ремейк на “Отец Сергий” было велико. Результат получился неубедителен, хотя наворочено изрядно. Конспективно это выглядит так: дед главного героя, а именно Николая Писарева (в дальнейшем Филагрия), привёз с Великой Отечественной трофейный аккордеон, весь заляпанный фашисткой кровью, починил, дальше повез его в ФРГ, где лица кавказкой национальности (ну нигде от них житья нет!) украли у него инструмент, ну а самого деда убили доблестные немецкие пограничники при переходе границы с ГДР. Однако за то недолгое время, что аккордеон был в семье, Коля успел научиться на нем играть, заработать кучу денег и потерять палец, защемив его в лифте.  Вообще ребенок был круглый сирота, поскольку родители пошли за батоном и не вернулись, и рос как трава у забора: пил водку в младенчестве, бодро совокуплялся на чердаке, но, однажды, проявив себя в футболе, стал выдающимся футболистом. Затем зачем-то ворует сейф своей команды и садится в тюрьму на 9 лет. За этот срок он успевает покрыть одну умственно отсталую монголку, оторвать гениталии домогавшемуся его педерасту, принять православие и сделать целую кучу других не менее полезных и интересных вещей.Однако сюжетная линия одним монахом Филагрием не ограничивается, поскольку в настоящий момент модно делать в одном романе как бы два романа. Типа киндер-сюрприза. Угадайте, чем занимается второй герой романа? Ни за что не догадаетесь! Второй герой данного романа ( Роджер Костаки) –  гениальный мастер игры на треугольнике. А почему бы, собственно, и нет? Данный герой, по уверению автора, лишен музыкального слуха, но обладает уникальным чувством ритма. Правда дальше автор в процессе повествования путается в показаниях, в результате чего выясняется, что слуха-то главный герой не лишен. Что же заботит главного героя? То, что у Шостаковича на треугольнике надо играть не легато, а стаккато. Оставлю это без комментариев.

В конце концов, не будем мелочны. Есть же у книги и достоинства. В частности, книга читается легко и непринужденно. И лучше её именно так и читать, не задумываясь о смысле прочитанного. В общем, если вас интересует хорошо написанный литературный бред – это книга для Вас.

Краткая аннотация: Клозетное чтиво.
Язык изложения: 4
Стоит ли читать:  Нет.