Читательский дневник

Андрей Макаревич, «Занимательная наркология».

Комментарии Марка Гарбера.

Ты слышал, Изя?! этот поц таки собрался учить нас коммерции!
(из заслуженного анекдота)

Когда «Машину Времени» забудут окончательно, Мировая Культура вздохнёт с облегчением. По словарю синонимов Абрамова, ” Пошлый  — грубый, грубоватый, грязный, заурядный, низкий, низменный, плоский, площадный, безвкусный, бесцветный, балаганный, банальный, бульварный, вульгарный, тривиальный, шаблонный, неприличный; избитый, надокучивший, известный, общеизвестный. Избитая острота. Жевано-пережевано. Казенная фраза, острота.« Вот именно пошлость, которую невозможно воспринять как трэш, второе место на конкурсе мудаков — какая-то окуджав адля пэтэушников. Однажды (в начале 80-х примерно) довелось слышать их живьём — ну, симуляция драйва — довольно жалкое зрелище. Представляю, во что они сейчас превратились. И от книги Макаревича, в общем, понятно было, чего ожидать: писательская беспомощность, нытье о том, как Софья Власьевна не давала творцам творить, но зато богатого фактического материала — всё-таки человек всю жизнь прожил среди сплошных sex, drugs and rock-‘n«-roll. Да еще вторым соавтором обозначен врач-нарколог, что добавило интриги.
Я ошибся в своих ожиданиях на 180 градусов.
Во-первых, Макаревич, оказывается, не лишен писательского дара — как ни трудно это заподозрить по его стихам. Особенно ему удаются описания всяческой жратвы — тут он вплотную приближается к таким корифеям жанра, как Чехов, Гиляровский и Сигизмунд Трах. Кроме того, он оказался обладателем завидной памяти и наблюдательности — описание пельменной, например, поражает достоверностью — полное ощущение, будто попал в Москву конца 70-х. Очень живо описана хипповая тусовка времен позднего застоя — прямо так бы и дал в морду каждому. Да и язык неплох — читается без проблем. Как это ни странно, никакого нытья про несвободу творчества в СССР — ну, почти нет, глаз не режет.
А вот с точки зрения фактического материала книгя оказалась совершенной пустышкой. Посвящена она почти исключительно алкоголю — а откуда бы московскому мажорчику разбираться в таких вещах, как алкоголизм?
Представления автора о водке довольно-таки дикие — чего стоит хотя бы высказывание, что водка — это смесь спирта с водой, и ничего больше. Ну, в этой главе глупостей столько, что разбирать замучаешься. О самогоне — нууу… Как говорил один из героев Богомолова, «я мог бы поучить его качать маятник. И мог бы поучить того, кто его учил«. Дилетантизм потрясающий. О портвейне — неплохо описана органолептика, но и только. Кстати, в этой главе описан любопытный парадокс — одно и то же количество портвейна, выпитое прямо в Крыму, производило гораздо меньший эффект, чем купленное и выпитое в Москве. Я слышал правдоподобное объяснение — правда, не про крымские бормотухи, а про «Агдам»: якобы портвейн этот отправлялся на Мытищинский межреспубликанский винзавод из Баку в цистернах, и шли эти цистерны довольно долго — их перецепляли от одного поезда к другому, отстаивали на каких-то полустанках и т.д. А при каждой цистерне имелся сопровождающий — так называемый экспедитор — и цистерну эту он рассматривал как свою законную добычу, то есть на каждом таком полустанке он этот портвейн продавал (вёдрами, разумеется). При сдаче же цистерны на завод контролировались два параметра — объем и крепость. Так на подъезде к Москве он попросту доливал недостающее 19%-й смесью воды и гидрашки — вот и получалась жидкость повышенной убойности. Про сухарь написано, в общем, правильно — во времена застоя его и впрямь за пойло не держали, а современное состояние вопроса настолько сложно, что требует отдельного исследования. Автор ограничился замечанием, что вина по 300 баксов можно пить только на халяву — с чем трудно поспорить.
Практически отсутствует описание суррогатов — даже одеколона. Нет, я тоже не возьмусь судить об отличиях белой сирени от ландыша серебристого, да и «Слезу комсомолки» размешаю повиликой вместо жимолости и не поморщусь — но я ведь и книг писать не берусь. Вот, кстати, об одеколоне — попадалась мне в студенческие годы книга «Руководство по судебно-медицинской экспертизе отравлений« — очень, замечу, жизнеутверждающее чтение было: »Для анализа берется 100г печени и 200г мозга; при вскрытии черепной коробки обычно наблюдается специфический запах…« Так про одеколон там фигурировала загадочная фраза: «В первую мировую войну применялся как заменитель спиртных напитков«. А я-то думал — она давно кончилась…
Ну, а уж описание таких вещей, как «перебор» и похмелье – вообще ниже всякой критики: я-де сам толком не знаю, что это такое, но, похоже, бяка. Вот же мудак — да если у меня не было провала в памяти, то я вообще не считаю, что пил. Ну, не знаешь — так писал бы о чем-нибудь другом — где твой опыт хотя бы превышает среднестатистический.
Примерно так же обстоит дело с описанием прочих наркотичеких средств — весьма куцее, ссылки на личный опыт практически отсутствуют, тема не раскрыта. Комментарии нарколога книгу не спасают. Тем не менее, попробовать прочитать можно – просто книга категорически не соответствует названию. Про наркологию лучше уж читать здесь, здесь и вот здесь (последняя ссылка — можно читать практически весь журнал, он небольшой). А вот на  это, наверное, можно было и не ссылаться — но пусть уж будет, для полноты изложения.

Краткое содержание: воспоминания московского мажорчика.
Язык изложения: 5.
Стоит ли читать: скорее да, чем нет.

© Корнелий Шнапс, 2005