Читательский дневник

Эрих Кестнер, «Фабиан».

Прочитал по давней наводке Зефа:

Ну, собственно, да — только мои впечатления не столь позитивны. Сходство с Ремарком несомненное, соплей розовых, на мой вкус, можно было сделать существенно меньше, а черного юмора — много больше. Впрочем, что бы тогда осталось от Ремарка — он весь на соплях замешан.

Читал по-немецки, потом просмотрел русский перевод — впечатление двойственное. Перевод не то чтобы плохой, но очень уж коммерческий. То есть если у меня возникал вопрос — «интересно, а как она вот это перевела?« — то ответ однозначен: а никак. Текст, похоже, переводили по потогонной системе Тэйлора, с секундомером в руках – если на фразу уходит больше 18,5 секунд, то она попросту выбрасывается. Потому и ошибок в переводе немного: как бы не единственное место, где уцелела явная ошибка — это эпизод в такси в самом начале книги (там на Фабиана наваливается Ирена Моль с домогательствами, и он произносит бессмыслицу вроде такой: «Перед тем, как вы стали меня душить, я собирался написать письмо« — а в оригинале он шутит в духе ослика Иа, что хотел бы оставить прощальную записку, прежде чем она его задушит окончательно). Больше переводчица так не попадалась: не поняла — не надо, гадать не будем, проехали.

А проблемные места в книге есть — например, эпизод в трахтенбергоподобном заведении, где психи из дурки читают стихи. Некоторые из (неумных) реплик из зала попадают в размер и рифму этих стихов, а одна еще и содержит отсылку к Адаму Ризе — это кличка Адама Риса («ризе» значит “великан«), автора полулегендарного учебника арифметики начала 16-го века. Ну как такое переведешь? — а элементарно, Ватсон: выкидываешь «проблемные» реплики, и дело с концом.

Стихи переведены особенно дурно (переводила другая тетенька): например, песенка, которую поет Ирена Моль в борделе, по-немецки звучит довольно похабно — не то чтобы матерная частушка, но в этом духе, — а перевод явно принадлежит перу «девочки из хорошей семьи», кандидатки каких-нибудь тоже-наук. В общем, «это очень трудный язык, особенно для тех, кто его не знает« (С) Б.Заходер.

Кстати, по поводу этой Ирены Моль в книге есть загадочная фраза — якобы это сочетание имени с фамилией должно вызывать смех у лиц с гимназическим образованием. Попробовал разобрать две гипотезы:
1) Так звали кого-то известного.
Мимо. Если и существовала известная в 20-е годы (или раньше) Ирена Моль, то теперь ее никто не помнит — ни образованные носители языка, ни даже google.de.
2) Имя-фамилия значат что-нибудь забавное в переводе.
Кажется, ближе — в переводе с латыни и греческого одновременно (гимназическое образование, да-да) «Ирена Моль» значит примерно «тихая-мирная», что звучит комично применительно к крупной агрессивной блондинке, которая трахает все на своем пути. Единственное «но» — ее наклонность к сексуальной агрессии не была очевидна на момент произнесения обсуждаемой фразы. Ну, за неимением лучшего остановился на этой гипотезе.

Мелькнула было мысль «подправить» перевод, но сразу же и отпала — имеющийся не так уж плох, а книга не так уж хороша, чтобы с этим стоило связываться. Да и недосуг мне.

На Зефов вопрос, где взять книгу, отвечу иначе: на языковом портале Ильи Франка есть и русский, и немецкий тексты — к сожалению, оба в формате doc.

А вот автора все же зовут «Кэстнер» — “а умлаут« произносится, как широко раззявленное «э»”.

Краткое содержание: ремаркообразное.
Язык изложения: 4.
Стоит ли читать: можно.

© Корнелий Шнапс, 2005