Русские гекзаметры

Все это – переложения русских похабных частушек на язык эллинских олив. Все разных времен, все было разбросано по всей Сетке, что-то удалось собрать, что-то утрачено, что-то переложено дважды и трижды, ибо память человеческая несовершенна.

А вот первоисточники сами угадывайте, они общеизвестны.

триста спартанцев что женской не ведают ласки
как-то в походе поймали сетями морского тритона
дружно любовью с ним занялись лакедемоняне
он лишь уныло в ответ шевелит плавниками

трое купцов-финикийцев расторговавшись в Афинах
в роще олив повстречали дитя эрифманского вепря
славя богов финикийцы священному зверю
встав позади на колени любовь изливают

трое купцов согдианских окончив дела на торжище
в роще олив изловили однажды дитя эрифманского вепря
в благоговейном почтеньи торговцы священному зверю
в очередь встав позади на колени любовь выражают

как-то в Афинах во время вакхических оргий
звали гетеры с собою меня – я ж ответил отказом
порван хитон мой сандалии поизносились
да и то что торчит под хитоном им радости мало доставит

как-то вечерней порой близ Агоры гетеры
бедного отрока нежно в свои зазывали объятья
юноша скромно в ответ на хитон свой потертый сослался
сам же хитона полу подобрав показал что не в этом причина

на площади главной у рынка где всякой дороги начало
где возницы в повозки волов круторогих впрягают
мягкой прелестью женской с горою возок нагрузили
тихо лежат, шевелят лишь уныло усами

бронзовый меч мастеров-телебоев творенье
словно корабль качаясь плывет по Эгейскому морю
с берега смотрит на меч и на волны Персей равнодушно
вражье оружье убийце Медузы носить неуместно

в лодку Харона садясь без положенной лепты
старая жрица Астарты шептала седому Харону
за перевоз заплачу тебе лодочник женскою лаской
бедный Харон от испуга ладью средь реки опрокинул

на марафонской дороге в пыли придорожной
жрица Астарты и юный гиспаст предавались любви торопливо
нужно успеть им покуда промчит по мощеной дороге
с вестью о громкой победе гонец марафонский

в шумном афинском порту два жреца Аполлона
долго бродили меж лодок и барок бесцельно
а как ушли корабельщик один обнаружил пропажу
двух амфор с паросским вином и пифоса с белой пшеницей

в шумном афинском порту как-то чудо случилось
в небе промчался Зевес на златой колеснице
в страхе лица свои корабельщики в небо задрали
тут у купца одного и пропала дорожная сумка

у рыночной площади дева свой женский секрет обронила
лежал он в пыли опаляемый солнцем и ветром
его поднял я и очистив сполна насладился
и нежным таинственным хрустом и вкусом горячим и терпким

узнайте ж эллины о чуде творимом богами
когда Астинея любимая мною ушла к Посейдону
вернулася дева под утро уже бездыханной
но в женской кошелке она принесла мне с десяток откормленных карпов