Turris eburnea

  Главная страница » Изба-читальня » Наклоноведение » Конференция » Ссылки » Френдюшник » Фотоальбом » mln

Сигизмунд Трах

Почему москвичи любят Питер?

А ведь они любят. Независимо от возраста. Его любят даже тинейджеры, которые вообще ничего не любят.  Любят пожарные, любит милиция, любят фотографы нашей столицы...

Сами москвичи внятно объяснить свою тягу к Северной Пальмире не в состоянии. Некоторые даже всерьез полагают, что в Питер они ездят Аврору посмотреть, ну Эрмитаж на крайний случай. А то и полный бред несут – дескать, люди тут хорошие, душевные.

Для питерца поведение москвичей вообще граничит с безумием. Ехать отдохнуть в город, находящийся в крайней стадии разрухи, с полным отсутствием дорог, ядовитой водой и гнилым воздухом, где больше половины населения составляют загадочные дети гор и гордые потомки гетьмана Мазепы, а большую часть другой половины – умирающие, полубезумные, грязные и оборванные старики и старухи,  протягивающие к вам у входа в метро жалкие скрюченные лапки… помогите на хлеб… дай Бог здоровья… спаси Христос…

Словом, питерец на приезжего москвича смотрит с оттенком нежной жалости, как на блаженного.

Один тут мыслитель московский выдал. Мол, Петербург тем и привлекает, что он с самого момента своего создания непрерывно разрушается. Умирает и никак не может умереть. И в воздухе города нечувствительно присутствует сладковатый запах разложения, отравляющий кровь подобно наркотику. Тот, кто вдохнул его, уже не может жить без этого ощущения сладкой тоски и легкого безумия.

Креза полная. Москвичи, конечно, люди дикие, но все ж не мухи, чтоб на тухлятинку лететь. 

Наверное, в Москве просто еще хуже. Иначе регулярные паломничества москвичей к нам совсем необъяснимы.

Болото. Руины исторических памятников. Непрерывно болеющие дети. Покрытые смерзшейся коркой застарелых помоев рынки у метро. «Слюший, дарагой…» – «Шо? Нэ бачу…».

А предложи питерцу сменить место жительства – посмотрит как на идиота. Загадка.

Питерская интеллигенция… «Этот дом построил мой прапрадед для своей любовницы». Сука. Что ж ты в коммуналке живешь? Почему у жены твоей красота и здоровье утекают сквозь пальцы, сын с трудом закончил ПТУ, а дочка уехала  трудиться в какой-то малоазиатский дом терпимости? Для чего твой пращур, казацкий старшина, землю жрал, выслуживая дворянство?

Предок-конногвардеец, один из немногих выживший в кавалергардской атаке под Аустерлицем,  морозным утречком  по тревоге декабристов рубать выезжал? Правда, не доскакал, бравый, не переобули коней на зимнюю резину, то ли экономили, то ли проебали по русскому обычаю, но геройские ранения многие получили, а некоторые даже по декабрьскому гололеду на жопах почти до каре декабристского докатились по инерции. Полковник так вообще скончался от полученных при падении ран. Слуга царю, отец солдатам. Еще б лошадей вовремя ковал – цены б ему не было. 

Отец, легендарный комбриг, уцелевший в тридцать седьмом и бравший Кенигсберг и Пиллау, для того жизнь прожил? да он в гробу как вентилятор крутится, на тебя глядючи.

«…Дай войти в чертог твой, Боже,
Сбросив груз земных оков,
И не видеть больше рожи
Этих блядских мудаков…»

И это мой лучший друг.

Зато у нас культура. Театры и музеи разваливаются, а культура ушла в массы. Вот некоторые москвичи даже метро пользоваться не умеют. То их вертушки турникета не пропускают, то эскалатора боятся. А здесь даже собаки улицу только на зеленый переходят. Да что там улицу. Вот в автобусе недавно ехал. На остановке заходит собака, помойник полный. Едет три остановки, никто ее не гонит. На четвертой встает,  проходит к дверям, автобус останавливается, она выходит. Убейте меня, если она вышла не там, где ей надо. Дело житейское – едет совершеннолетняя культурная собака по своим собачьим делам.

А то иду как-то по улице Ивановской. С неба говно сыплется, дождь пополам со снегом, ветер в лицо. В маленькой нише у заколоченного парадного лежит сучонка, тощая, грязная, отворотясь не насмотришься. Рядом с ней стоял кобель. Я заглянул ему в глаза и обмер. В глазах бродячей, питающейся на помойках собаки было нечеловеческое терпение и нечеловеческая любовь. Он стоял, весь обледенелый, закрывая собой свою облезлую подругу от ветра и мокрого снега. Когда у меня в семье нелады и дело доходит до летающих тарелок, я вспоминаю этих собак и мне становится стыдно. 

Нет, я хуй отсюда уеду. Буду жить и умру на этой загадочной земле.


Смотри также: Баум. За что «москвичи» любят Питер?

   Обсудить
в форуме
   Написать
авторам
   Добавить
ссылку
   Посмотреть
ссылающиеся
страницы
   О проекте,
политика сайта
  Дизаин сайта © 2001-2004 ЕМН
Автор текста:Ñèãèçìóíä Òðàõ (2001)
Labelled with ICRA